Вышедший в прокат фильм Михаила Ромма «Убийство на улице Данте» стал кинодебютом трех будущих звезд сцены и экрана: Михаила Козакова, Валентина Гафта и Иннокентия Смоктуновского. Для Смоктуновского крошечный эпизод, в котором он был занят, стал настоящей мукой. Каждый раз, когда включалась камера, актер начинал запинаться. После 15 испорченных дублей ассистент предложил режиссеру найти замену, на что Ромм резко возразил: «Неужели вы не видите, как он талантлив?! Этот артист еще покажет себя!» И позже пригласил его в свой знаменитый фильм «Девять дней одного года», в котором Смоктуновский блестяще сыграл физика Куликова. Промахнулся ассистент и когда забраковал Гафта, сказав, что такой скромный юноша для предназначенной ему роли совсем не годится. Студент Школы–студии МХАТ мог отвернуться от камеры, потом от волнения и вовсе забыть текст. Ему же в эпизоде предстояло сыграть убийцу. На помощь снова пришел режиссер: «Ну что вы! Такие вот тихие и застенчивые и есть самые страшные убийцы. Будем снимать…» Фильм стал звездным часом для студента последнего курса той же Школы–студии МХАТ Козакова. Его молодость и обаяние были так заразительны, что популярности никак не мешал отрицательный образ его героя. Недавно скончавшийся актер сыграл в картине завербованного фашистами Шарля Тибо, который даже предает свою мать–актрису, участницу французского Сопротивления. Вот воспоминание о тех днях писателя Василия Аксенова: «Мы шли, разглядывая прохожих, витрины. Как вдруг — тревога! Взгляды всех гуляющих, как по команде, устремились вперед, зыбь волнения пробежала по толпе пешеходов: навстречу шло само «Убийство на улице Данте»! Шел сам Михаил Козаков, высокий, черноволосый, красивый, одетый так же, как и его герой в фильме. За ним следовала многочисленная свита. Никогда не забуду его поистине королевский жест, когда, критически ее оглядев, Михаил, зайдя в ближайшую бутербродную и пригласив всех нас, заказал всем по рюмке портвейна». «Не по рюмке, а по стакану», — уточнил позже сам Козаков. В отличие от театра, где ему сразу досталась роль Гамлета, в кино Козакову после дебюта часто приходилось играть роли не совсем положительных персонажей, как в фильмах «Человек–амфибия», «Соломенная шляпка», «Здравствуйте, я ваша тетя!», «Безымянная звезда». В этот ряд со временем даже вписался созданный им в нескольких картинах образ руководителя ЧК Феликса Дзержинского.